Просмотр новости — Артур Хазигалеев. Официальный сайт
08 Июня 2017
Артур Хазигалеев рассказал изданию Likes о создании новой концепции лайфстайл-центра «Башкирия»

В интернет-издании Likes вышло интервью с Артуром Хазигалеевым о реконцепции лайфстайл центра «Башкирия». Предлагаем публикацию вашему вниманию.

Лайфстайл-центр «Башкирия» – это торговый центр с историей, которая тянется с советских времен. Я как дитя восьмидесятых вспоминаю его с теплотой. Поездка туда была событием. Покупка школьного костюма, новой люстры, фотоаппарата или пылесоса… это было лучшее место в Уфе. Нынешняя приставка «лайфстайл» мне непонятна, как, думаю, и многим уфимцам. Когда я узнал, что за концепцией и даже внутренним наполнением стоит один из совладельцев, решил поговорить об этом именно с ним. И правильнее всего это сделать на территории самой «Башкирии».

Встречаем по фасаду и названию

С Хазигалеевым Артуром Валерьевичем мы встретились у центрального входа со стороны Менделеева. За несколько дней до этого сам прогулялся по «Башкирии». Пожалуй, стоит вкратце рассказать о своём мнении до интервью, а в конце скажу, изменилось ли что-то в нём.

Для меня лайфстайл-центр «Башкирия» – это типичный районный центр. Здесь нет сильных федеральных игроков, кроме Rich Family, и как место для совершения покупок он мне не интересен. Здесь очень сильно чувствуется уклон в сторону детей и их развития, и это здорово. Я знал, что здесь есть какая-то ивент-площадка, но что там происходит, не слышал. Не совсем понятная логистика внутри центра и очень забавное и увлекательное наполнение арт-объектами. Возле них то и дело появляются фотографирующиеся люди. Только почему именно эти предметы, и где в них логика, понять не удалось. Мне очень понравился «Базар» на нулевом уровне, он атмосферный и вкусный. Запахи и шум настоящего маленького рынка, приятно посидеть с пловом и зелёным чайком в такой обстановке.

А теперь встречайте – Артур Валерьевич!

Артур Валерьевич: Про парадный вход скажу вначале несколько слов. Вот здесь, извините за выражение, был прыщ. Он выходил из подвала и, таким образом, закрывал входную группу. Мы прекрасно понимали, что нужно всё менять и хотели сделать портал. Он получился великолепный, большой. Идею заимствовали с ЦТиР «Мир», концепция которого – тоже мой проект. Сделали мы его посередине – не левее, не правее, борьба была за архитектурный облик. Я считаю, что у нас получилось, потому что сейчас все видят эту центральную зону. У нас слева и справа были лестницы, их убрали, центральную одну входную группу сделали.

Likes: Некую воронку создали?

А.В.: Да, конечно, она же магнитит, затягивает. Ещё нужно было сделать центральную скульптуру. Очень много предложений было, но мы исходили из того, что должна быть ассоциация торгового центра с Республикой. Помните, его переименовали, он был до этого «Башкирия». Потом он стал торговый центр «Башкортостан». Мы вернули историческое название. Я очень много откликов слышал потом в интернете, что очень хорошо, что мы вернули название. Возвращаясь к скульптурам – Республика с чем ассоциируется? – понятно, с мёдом, но мы не могли пчелу сюда поставить. Соответственно – лошадей, великолепная композиция получилась. Через скульптуру мы дали посыл, что это семейный комплекс. Представляете, если бы стоял только один конь? Нужно было, чтобы ассоциировалось ещё и с семьей. Поэтому тут жеребёнок, лошадь и конь. Нам удалось, таким образом, по-новому вернуться в старое. В новом обличии. Мы не скрываем, что это у нас реконцепт.

Реконцепция нужна была, мы это прекрасно понимали. У нас была реконцепция ЦТиР «Мир», но там была швейная фабрика, и здание изначально не было приспособлено.

Likes: Здесь было проще?

А.В.: Здесь проще – шаг колонн…  действительно, под торговый центр было сделано. Во-вторых, коммунисты умели строить, посмотрите на Белый дом. К тому же, Лайфстайл «Башкирия» – идеальное место с точки зрения транспортной доступности. Сюда можно очень легко доехать. Мы насчитали вокруг 8 остановок. Две магистрали рядом проходят, с Менделеева и с «Салаватки» можно заехать. В этом плане нам повезло, что достался такой объект с хорошей транспортной доступностью.

Что ещё можно сказать? Вот эту мозаику видите? Мы закрыли такие продолговатые конструкции –  на старых фото видно. Это финский стиль, который преобладал в 70-80-х годах во всём Советском союзе. Была идея вообще всё закрыть экраном. Но отказались – не только с точки зрения экономики, но и с точки зрения эксплуатации. Диоды перегорают, надо менять. И вот остановились на элементах национального башкирского узора. Я считаю, что у нас получилось. Откуда бы мы ни посмотрели, сразу видно, что это «Башкирия».

Можно ли оценить торговый центр уровнем душевности?

Пришла пора поговорить о концепте, узнать, что есть лайфстайл для Артура Вальерьевича – очень интересно.

Likes: Когда я увидел визуализацию фасада, меня сразу смутило название и вызвало скепсис. Возник вопрос, лайфстайл – это просто нейминг, или всё же это концепт?

А.В.: Это и нейминг, и концепт. В этот термин мы вкладывали понятие образа жизни, но не глянцевого стиля. Стиль сейчас другой – не то, что ты пришёл в кинотеатр попкорн покушать или в магазин купить себе одежду – не потреблять, как в классическом торговом центре. Здесь у нас новый стиль жизни. В чём он заключается? Может быть, мы не донесли этого через маркетинг, но сделали это на деле. У нас сразу была идея в концепции создать «Дом пионеров». Мы понимали, что должны отличаться от других торговых центров, нужная какая-то новая идея. Да, у нас нет кинотеатра, спортзала. Высота потолков другая, шаг колонн не позволяет. Это не новое строение. Мы поняли, что должны дать населению что-то другое. Четыре года назад придумали совершенно новую концепцию. Мы сказали людям: «Приходите сюда для личного развития». В чём это заключается? Вы можете прийти послушать стихи, поучаствовать в спектакле, посетить выставки, сами рисовать картины, лепить из глины, а также привести детей. Мы торговый центр не в прямом смысле слова «торговый», здесь можно получить ещё и знания. Знания – это общее понятие, а здесь они во всех областях. Мы сейчас пройдём в нашу «школу», мы её изначально хотели назвать «Дом пионеров». Ты приводишь ребенка на всевозможные конкурсы, кружки, студии, а сам два часа можешь гулять по центру. Это у нас реализовано. Сейчас все торговые центры начали в эту сторону развиваться. Но отношение не такое – опять эти игровые площадки, опять батут. Я ничего против батутов не имею, просто этим тоже надо профессионально заниматься. Вот ребята, которые сделали FlyPark – молодцы. Всё, что потом было реализовано, всё – ерунда. Не от души. Это ключевая фраза, мы постарались сделать от души. И у нас это чувствуется. Да, чего-то у нас не хватает, у нас нет адидаса или H&M, но у нас атмосфера душевная. И когда концепцию нашу делали, мы хотели душу вложить, чтобы люди почувствовали её. Я считаю, что это получилось. И в интерьере, и в фасаде это видно. А также возврат к названию – это всё звенья одной цепи. Делать нужно от души. Любой бизнес надо делать от души, не только реконцепт торгового центра. Вот наша компания «Уфанет». Хорошая компания? Великолепная компания! От души потому что ребята работают. Во всех книжках написано, что именно вот так подходить надо к бизнесу.

Likes: Я правильно понимаю, что в основе всей концепции лежат Ваши идеи?

А.В.: Да, лично мои идеи.

Likes.: А откуда опыт? Из создания ЦТиР «Мир»?

А.В.: На самом деле, у нас опыт большой, мы не первый раз этим занимаемся. Мы давно занимаемся девелопментом. Мы построили первый складской комплекс класса «А», он находится в Шакше. У нас среди клиентов такие крупные компании, как Pepsi, «Монетка», «Красное и белое» и другие. Мы всегда искали ниши. Вот ЦТиР «Мир». Мы первые сделали такой центр в Уфе, все это знают. Когда мы пришли туда, там рынок был. Мы их начали цивилизованно сажать за стеклянные перегородки. Они торговали непонятно чем, мышление китайского рынка было. Облагородив «Мир», мы столько предпринимателей вытащили из этой трясины, и они стали настоящими бизнесменами. Есть те, которые до сих пор, когда меня встречают, говорят: «Артур, спасибо».

Likes.: Район возле лайфстайл-центра не самый простой?

А.В.: Здесь было достаточно пагубное место, тут был ночной клуб, постоянные драки были. Мы ввели культурную инъекцию в этот район. Здесь были «летники», сауна, столько рядом криминала было. Зашли, поставили охрану. Теперь женщины с колясками стали гулять.

Зачем Артур Валерьевич разбросал свои вещи по торговому центру

Многие торговые центры любят наполнять свои коридорные пространства различными объектами – от необходимых скамеек до деревьев и арт-объектов. Последнего в лайфстайл-центре «Башкирия» хоть отбавляй. Чего здесь только нет – от предметов из антикварного магазина до гигантского размера скамейки, башмака и даже обувной щётки. Какой-то логики и связи между объектами я не нашёл. Думаю, Артур Валерьевич внесёт ясность.

Likes: Артур Валерьевич, откуда все эти предметы, заполнившие пространство центра?

А.В.: Здесь много арт-объектов, это всё мои идеи. Вот это уникальная вещь (показывает на пожарную помпу) – она полностью литая, её отреставрировали. Если ты захочешь её купить, ты её не купишь. Я это купил в антикварном магазине на Кирова. Купил и подумал: надо сделать арт-объект. И вот, пожалуйста. Вокруг насоса была уже сделана эта телега. Это же всё творчество, ты идёшь, и – хоп! – у тебя «стрельнуло».

Likes: Из Вашего фейсбука я понял, что Вы сами любите коллекционировать такого рода арт-объекты.

А.В.: Вот смотрите, деревянные резные наличники. Этих домов уже нет, а наличники сохранены. У каждого есть своя история, вот здесь на бумаге. Этим мы берём. Душевностью. Поставили сундук. А знаешь, сколько ему лет? Сто лет ему. Тому насосу 120 лет. Через эти элементы мы как будто звеньями цепляем людей. Вот тумба (показывает на классическую афишную тумбу). Думали, как размещать объявления. Сделали тумбу, как в те времена. А могли сделать просто доску объявлений.

Likes: У этих арт-объектов есть какая-то логика, или они создают общую атмосферу?

А.В.: Никакой логики нет. Они создают атмосферу. Вот ещё объект, который я придумал (указывает на гигантскую обувную щетку). Вернее, не придумал – я увидел это в интернете и воссоздал.

Likes: Вы дали эскиз, и Вам её создали? 

А.В.: Да, верно.  Конечно, она должна ассоциироваться с обувным магазином и находиться ближе к нему. Оригинально? Всё это сделано нашими людьми. Вот этим я очень горжусь.

Когда развивали «Базар», придумали это (показывает на инсталляцию с героями советского фильма «Самогонщики») . Но сейчас там места нет. Вот такими вещами ты людей и затаскиваешь. Помнишь этот фильм? Но, самое главное, «стреляет» эта машина. У нас здесь раньше стояла коллекция ретро-автомобилей. У меня восемь авто военного периода, в том числе, «Додж Три Четверти». Сколько мужиков вокруг них ходило. Приходят с женами, говорят: «Ты иди походи, а я здесь посмотрю». Потому что он служил в армии, ему интересны эти машины. Мы таким образом возвращаем людей назад, не забывая про будущее.

Likes: Вы же, получается, активно эксплуатируете тему любви русских жить прошлым?

А.В.: Ну да. Здесь есть ключевое слово – ценность. Есть люди, которые создают ценности. Здесь ценность создать очень трудно. Торговый центр – это посредник между покупателями и продавцами. Вроде какую ценность можешь создать? Освещение хорошее сделал, свежо, чисто. Что ещё можешь дать? Мы решили пойти дальше. Вот подошёл отец с сыном к ретро-автомобилю, показал машину, рассказал, как он служил. Таким образом, через этот объект мы передаём следующему поколению свои чувства, свои мысли. Это же ценно! Это наш лайфстайл. Вот эта будка. Сюда приезжают молодожёны и фотографируются (телефонная будка, стилизованная под классическую английскую).

Likes: Это часто происходит?

А.В.: Каждую субботу и воскресенье. Я не понимаю, зачем они это делают. Но они реально приходят и снимаются. Это же всё реальные вещи. Кстати, всё это делают уфимские ребята, мы ничего не заказываем в Москве. Все эти объекты сделаны в Уфе. Вот, пожалуйста, скамейка.

Likes: Это тоже идея, где-то подсмотренная?

А.В.:  Для того, чтобы сделать что-то классное, не всегда нужно стараться придумывать уникальную вещь. Просто хорошая скопированная идея – это тоже идея. Вот башмак. У меня башмачок такой маленький в офисе стоит, я решил его вот таким огромным сделать. Что с ним только ни делают! И садятся на  него, и ложатся, сверху встают. Они (посетители) здесь время проводят. Важно ведь, чтобы они не просто сюда зашли, а больше времени провели.

Likes: Как Вам удаётся находить время для своих идей? Я прекрасно понимаю, что график у Вас плотный.

А.В.:  Это же изнутри идёт. У кого-то просто идёт, у кого-то нет. У меня идёт.

Likes: Регулярно?

А.В.: Да (улыбается).

Likes: Вы были пионерами на рынке торговых центров в Уфе?

А.В.: Абсолютно верно. Нам достался вот этот актив, и с ним надо было что-то делать. А банально повторять то, что мы делали с «Миром», нельзя было. Нужно было давать какую-то идею, идею развития. У нас здесь картины долгое время висели. Это мои картины, я их коллекционирую. У меня около 100 картин. Но когда они постоянно висят, у человека взгляд «зашоривается». Они вернутся в центр в третьем или четвёртом квартале. У меня есть масштабные картины, три на четыре метра. К ней подходишь – например, к Айвазовскому – а с неё на тебя волна такая идет. Я наблюдал: человек стоит перед ней молча, и я понимаю – вот оно! Да, может быть, он ничего здесь не купил. Комплекс должен быть интересным. А это значит, человек в него возвращается и возвращается, ходит картины смотреть, развивается.

Likes: Вы исследование какое-то проводили? Получали обратную информацию от жителей прилегающего к торговому центру района, как они его приняли?

А.В.: Если честно, после строительства мы никаких исследований не делали. Наша данные – это счётчики посещений с входной группы. Это основной показатель. Можно пойти и поговорить с жителями, но объективная оценка – это счётчики. У нас с каждым годом в два раза увеличивается количество посетителей.

Арендаторы лайфстайла, и где они едят

Арендаторы лайфстайла очень разношёрстны.  Ведь здесь есть всё, от офисов и МФЦ до классического ритейла. Объединяет практически всех одно – это локальный бизнес, здесь, в отличие от лидеров рынка, нет именитых федеральных и международных сетей, кроме Rich Family. Но, забегая вперёд, меня удивило, что Артур Валерьевич знает, кажется, не только каждого арендатора, но и продавца лично. Пока мы шли по центру, пожалуй,  каждый второй с ним здоровался, а он их называл по имени.

А.В.: На каждом этаже 10 000 квадратных метров. На нулевом, первом и втором. Здесь тридцатитысячник. Мы торговый центр районного масштаба, хотим на городской перепрыгнуть, но сейчас мы районные.

Likes: Если углубиться в историю, он ведь был республиканского уровня?

А.В.: Да, это был республиканский. Возвращаясь к концепции, было тяжело реконструировать, потому что раньше торговля велась на 45% площади, а 55% занимали склады. Сейчас у нас полезных площадей около 20-22 тыс. кв. м., а 8 тыс. – это коридоры и прочее. Это нормальное соотношение, мы не стали жадничать, сделали большие проходы, много пространства. Это большой плюс. И шаг колонн позволил это сделать.

Likes: Сейчас что здесь (я имею в виду левое крыло по Менделеева)?

А.В.: Здесь у нас офисы. Здесь, на первом уровне, мы хотели сделать фэшн-зону – модное слово. У нас это не получилось. Но я даже рад – мы пошли по другому пути, более душевному. Люди возвращаются сюда за своим детством. Все родители приводили своих детей сюда. Все первые велосипеды здесь покупали, телевизоры здесь покупали.

Likes: Школьный костюм для меня.

А.В.: Школьный костюм, школьный базар. Сколько школьных базаров сейчас? С деревень едут сюда. Эти все ностальгические вещи мы эксплуатируем и правильно делаем. Так вот, здесь мы сделали офисы, здесь офис большой нефтяной компании. Комплекс в целом от этого выиграл. Здесь сидит на сегодняшний день около 400 белых воротничков. Во-первых, это плюс для нашего общепита (кофе пьют, обедают, ужинают), во-вторых, у нас базар с всегда свежими продуктами, где они берут с собой домой хлеб, молоко, мясо, полуфабрикаты. Мы почувствовали, что работники базара, арендаторы вдохновились.

Likes: Изменения произошли сразу, как они заехали?

А.В.: Конечно. Это подпор. Это нефтяная компания. Но мы столкнулись с большой проблемой, у нас паркинг перестал справляться. И мы в ущерб себе сказали: «Ребята, у нас есть автостоянка, не мешайте вы нам!» и отдали им одну из своих парковок. Вот сейчас там всё битком, 150-200 машин стоит ежедневно.

Likes: Расскажите, пожалуйста, про арендаторов. С ними необходимо плотно работать, чтобы они не нарушали концепцию торгового центра, и чем меньше арендатор, локальнее, тем с ним сложнее.

А.В.: Конечно, сложно. Ведь, кроме финансовой дисциплины, есть понятие «активный арендатор» или нет, насколько он включается в жизнь торгового центра. У нас постоянно проходят различные мероприятия, мы смотрим, участвует в них арендатор или нет. У нас есть целая афиша, на площадке Event Hall постоянно что-то происходит. Мы говорим: «Если у вас нет продаж, через нас попробуй, приди на мероприятие, расскажи, что ты можешь». В конце концов, встань перед мероприятием, визитки раздай. Мы за это деньги не берём. Чем больше он заработает, тем лучше. Конечно, такие условия только для компаний, которые сидят в нашем  торговом центре. Другое дело, когда плачут, что нет продаж. Мы говорим: «Давай посмотрим, как ты продаёшь». Начинаем смотреть со стороны – сотрудник нашего маркетингового отдела смотрит, чем занимается продавец. А он раз восемь за день выходит курить, закрывает магазин. А если я иду, и закрыто, мне уже возвращаться не хочется.

Вот, посмотрите на вывески. Они маленькие, все аккуратные и одинаковые. Стоимость их очень низкая. Мы с арендаторами плотно работаем, ведь уровни развития менеджмента торгового центра и арендаторов абсолютно разный. Мы их тащим за собой. В некоторых торговых центрах бывает наоборот. Администрация сидит спокойно, а арендаторы их дёргают – давайте это сделаем, давайте то сделаем. Наши арендаторы развиваются с нами. Так было и с ЦТиР «Мир».

Мы делаем небольшие площади (не по 50-100 квадратов), чтобы арендатору было легко. У них выходит не такая большая аренда. Лучше недополучим прибыли, но нельзя показывать пустые прилавки. Пустые прилавки убивают. Лучше уж работать иногда по себестоимости, чтобы тебе хватало на эксплуатацию здания.

Вот магазин с платками, кто их покупает? Бабушки, например. А почему они не контингент торгового центра? Они контингент. Мы окультуриваем такую торговлю, иначе всё превратится в рынок. А сейчас, даю 200%, ни на Октябрьском рынке, ни в «Аркаде», например, она такие платки не купит. Много людей приходит в этот торговый центр по старой памяти. Кто-то может сказать, что мы торговый центр для старого поколения, я бы так не сказал. Просто у нас, в том числе, и такой покупатель.

Мы двигаемся на второй уровень, который,  в основном, ориентирован на детей.

А.В.: Вот один из наших старожилов (музей «Интеллектус»), это к вопросу личности и развития детей. Сюда приезжают классами школьники, каждый день. Сам здесь побывал, и мне всё рассказали, было очень интересно. А детям тем более. Здесь законы физики наяву. Мне очень нравится «Интеллектус». Да, может быть, у них вывеска не такая яркая, но они другим берут. Понятно, что у нас есть крупные арендаторы – якорь так называемый. Но мы ещё не делали ставки на якорь. Это очень важно. Мы понимаем, что якорь – это даже минус, а не плюс.

Likes: Это почему?

А.В.: У нас магазины не должны быть якорями. Для нас якорем должен быть наш Event Hall.

Likes: То есть, Вы не хотите, чтобы крупные магазины Вам составляли конкуренцию как центры притяжения людей?

А.В.: Да. Я не хочу эти магазины называть якорями. Специалисты любят это слово. Но якорь не даёт душевности, к которой мы стремимся. Event Hall это даёт.

Вот у нас студия танцев Аллы Духовой. Вы представляете, дети выходят из Rich Family и видят, как прямо здесь перед входом танцоры репетируют. Мама с дочкой идут, и дочка так смотрит. Я, говорит, приду сюда и буду заниматься.

И плюс, «Гагарин-центр». Это федеральная программа. У нас их тут две. Еще ГТО. Здесь вся республика может сдать ГТО. У них есть спортзал свой маленький, на улице открытый зал. Это правильная целевая программа.

«Гагарин-центр»  – это уникальное место, я сам столько людей серьёзных знаю, у которых дети сюда ходят. Здесь уровень образования, уровень подачи материала уникальный. К тому же, здесь второй год будет летний лагерь. Я им в ладоши хлопаю, они делают от души тоже. А то, что к ним космонавты приезжают?! Кто из уфимцев видел космонавтов? А наши дети уже могли руку пожать такому человеку.

Еvent Hall: от Хабенского до уличных чтецов

Заходим в творческое пространство торгового центра. Я здесь в первый раз. Мне нравится атмосфера, она очень творческая и немного даже андеграундная. Сразу возникает вопрос, почему об этом месте так мало слышно.

А.В.: Вот эти площади, мы же их не пожалели. Это ведь всё деньги, каждый квадратный метр здесь – это деньги. Вот и сейчас здесь что-то происходит. Читка или кастинг.

Likes: На этом пространстве действительно постоянно что-то происходит?

А.В.: Да, постоянно. Танцы, постановки, читка. Это они так это называют. Раз в месяц здесь проходит фестиваль чтецов. Они приходят и читают стихи. Ты можешь прийти, посидеть и бесплатно послушать, как люди читают стихи. Или можешь прийти и сам прочитать стихи. Это как Гайд-парк местный. Ты просто приходишь и выступаешь.

Likes: Вы можете привести альтернативу этой площадке в городе?

А.В.: В торговых центрах нет, я не видел ни в одном такого подобного «ивент-холла». В том числе,  с таким контентом.

Likes: Значит, Ваш «ивент-холл» – это то, что может сделать Ваш торговый центр из районного городским?

А.В.: В принципе, да, я понимаю, о чём идет речь.

Likes: Какие самые яркие здесь были события, которые лично Вам запомнились?

А.В.: Конечно, с теми мероприятиями, что делает фонд Хабенского, который находится здесь у нас. Он фактически выступил неким локомотивом в нашем «Доме пионеров». Около трёхсот детей ходят сюда и учатся ораторскому искусству, постановке, игре на сцене, танцам. Это всё преподается бесплатно. И сам фонд здесь находится бесплатно. Когда сам Хабенский приезжает, он даёт мастер-классы детям здесь. Танцор Реутов приезжает. Безруков здесь был. Когда они проводят здесь свои занятия, работают с детьми, исправляют их ошибки, это очень дорогого стоит. Ещё из того, что запомнилось – это выставка кошек.  В этот день машину негде поставить, кто-то посмотреть приходит, кто-то участвовать, кто-то продать-купить. Я очень рад всему, что здесь происходит.

Likes: То есть, Вы хотите, чтобы вот это было якорем?

А.В.: Конечно, вот это наш якорь.

Фактурный «Дом пионеров»

По-настоящему, место концентрации детского творчества. И я со своим собеседником согласен, нельзя было называть это место «Фактуры». Это «Дом пионеров»  – из того хорошего, что было в советской эпохе.

А.В.: Сюда надо было прийти вечером, здесь 300 детей ежедневно.  Их приводят родители и, пока те учатся, идут покупать хлеб, носки, трусы, часы, пилотки. Это получился некий такой маркетинг.

Здесь у нас «Ералаш» сидит. Вот представляете, как другие хотят, чтобы «Ералаш» у них сел, но они выбрали нас. Здесь все школы.

В переходе, ведущем  от основной части торгового центра, висят несколько деревянных наличников «старой Уфы».

А.В.:  Вот продолжение с деревянными наличниками. Здесь вся история каждого наличника. На каком доме стоял, что за дом. Через 10 лет дети будут приходить и спрашивать: «Что это за дерево?». 10 лет, и они могут это не увидеть вживую.

Likes: А почему эта зона называется «Фактуры», а не «Дом пионеров», как я от Вас постоянно слышу?

А.В.: Я просто не настоял. Когда у нас была дискуссия, меня попросили так не называть, чтобы совсем в советский универмаг не превращаться. Нужно было оставить какое-то модное название.

Это одна из моих репродукций известного произведения «Опять двойка», а здесь танцоры сделали свою версию «Опять пятёрка».

Вот в этом коридоре что творится вечером… Безумие! Они тут танцуют, репетируют.

Это наша галерея афиш прошедших событий, это как наши ордена. Всё с детьми связано.

А вот мой Ленин. Я его из металлолома спас. Его восстановили, покрасили. Дети с ним фотографируются, уже многие не знают, кто это.

Likes: «Дом пионеров» находится в некой изоляции от самого центра, располагаясь, по сути, в пристройке. Это создаёт определённые проблемы?

А.В.: Да, но родители приводят детей и оставляют. Там мало места для ожидания, да и нечего всем в одной точке скучать. А куда им пойти? Конечно, в торговый центр. И все они минимум час в круговороте торговли. Ну и не будем забывать, что мы это здание приспосабливали под новый формат. В той части, где «Дом пионеров», была вентиляционная. Она занимала  4 000 кв. м. А сейчас новые технологии, и её заменили на другую, которая занимает всего 1000 кв. м. И вот эти освободившиеся площади мы обдумывали, как использовать. В результате и появились «Фактуры».

Велосипед, байдарка и деталь коробки передач. Это не гараж, это офис.

Артур Валерьевич позволяет нам заглянуть в свой офис. На полу ковролин, и нас в порядке исключения пускают в обуви. Небольшое пространство с кучей самых разных объектов. Представьте себе содержимое гаража. Всё отмыть, слегка отреставрировать и аккуратно расположить в пространстве. И вот у вас офис, как у Хазигалеева. Почти.

Здесь всё у нас по-другому. Такой стиль «лофт». Вот лодки, которые мы спасли. На одной из этих лодок выступала уфимская спортсменка, заняла призовое место. А эту немецкую лодку привезла с собой в Уфу. Её хотели уничтожить, нам пришлось забрать.

Как на базаре, в хорошем смысле слова

А.В.: Идём на нулевой уровень, там «Базар». Это тоже наш собственный якорь, как альтернатива продуктовому магазину. К нам, кстати, до сих пор «Магнит» хочет встать. Но мы не пошли по этому пути, и думаю, что правильно. Наш «Базар» по интерьеру, я считаю, лучший: на Центральном рынке такого нет, на Колхозном рынке, тем более. Вот это для меня якоря: «Дом пионеров», Event Hall и «Базар».

С ним очень тяжело было, мы создавали новый продукт для района. Все раньше ездили на Колхозный рынок, на Центральный. Но поймали тот формат, то что у Гостиного двора не получилось. Хотя идея была полностью как наша.

Likes: Вы его позиционируете как фрешмаркет?

А.В.: Да.

Likes: И плотно работаете с местным производителем?

А.В.: Мы на самом деле начинали так работать. Но дело в том, что у нас единицы фермеров, которые создают хороший продукт.

Очень горжусь общепитом здесь. Всё работает, как «открытая кухня». Человек видит всё, что происходит на кухне, при этом соблюдены все санитарные требования. Это очень хорошо, когда человек смотрит, как всё готовится.

Likes: Прототипом что послужило, какой-то восточный базар?

А.В.: Нет, это всё создавали сами. Все перегородки с резьбой изготавливались также в Уфе. Это самая живая зона торгового центра. Раз чувствуется, что тут больше людей, чем на других уровнях, чуть более шумно, значит, наш базар получился.

На базаре Артур Валерьевич здоровается почти с каждым продавцом.

А.В.: Вот рыбный ресторан.

Здесь также есть арт-объекты. В том числе, говорящие о том, что тут кухня. И эта барбекьюшница, которую превратили в уникальный арт-объект. Скульптуры этого же автора стоят на улице.

Вот лавка с хлебом – как и в продуктовых магазинах, супермаркетах хлеб в конце. У нас главное преимущество, что здесь всё свежее, особенно утром.

А ещё у нас самый большой казан в Уфе. Это тоже фишка, как и самая большая скамейка и самые большие картины.

С «Базара» мы вышли на многофункциональный центр, расположившийся прямо у входа в центр.

А.В.: Это флагман в Уфе. Это самый первый МФЦ в торговом центре, мы первые до этого додумались. В субботу работает, в воскресенье работает. Человек приехал из района, он знает, что здесь он всегда может получить все услуги, вплоть до регистрации сделки на недвижимость. На этом уровне три входа, рядом парковка. Автомойку открыли.

А ещё на этом уровне больше всего людей. А вот первый для нас самый сложный оказался. Обычно в торговых центрах проседает последний этаж. А у нас второй и нулевой с хорошей проходимостью, а вот на первом похуже.

Выходим на аллею с типично советскими скульптурами. Улица залита майским солнцем, пригревшим молодых мам с колясками и нескольких детишек. Рядом со стройным рядом типичных скульптур а-ля «девушка с веслом» всё это создает ощущение возврата в прошлое. Come back in USSR.

Блиц на аллее скульптур. «Артур, зачем ты это делаешь?»

Пришла пора уйти немного от длинных рассказов Артура Валерьевича, и я попросил его к концу нашего разговора перейти в формат блиц-опроса.

А.В.: Этого ничего не было, сделали такую аллею скульптур. Посмотрите, сколько детей сейчас здесь. Такого не было, здесь стояли эти летние кафе с пьяными людьми, бильярдные, сауна. А какой отличный каток у нас здесь зимой. Вот ещё, например, интересный факт:  Ирек Ишмухаметович жалуется, что у нас вандализм в Уфе. А вот на наших скульптурах есть хоть одна черточка?  Нет. У нас контингент здесь поменялся.

Likes:  И это тоже отсылка к советской эпохе. Это лично Вам близко?

А.В.: В принципе, да.

Likes: Так чем Вас так притягивает советская эпоха?

А.В.: Я не могу это объяснить. Художник тоже не каждый день пишет картины, поэт – стихи. Это приходит оттуда. Связь с космосом, как я это называю. Мне часто вопрос этот задают: «Артур, зачем ты это делаешь, откуда это у тебя?». Вроде иногда простые вещи, но другие до этого не доходят.  А я не знаю, откуда у меня это, не могу объяснить.

Likes: Несмотря на то, что Вы по сути бизнесмен, при этом Вы человек скорее творческий?

А.В.: Да, я считаю себя творческим человеком. И хочу сказать, что бизнес – это тоже творчество. Любой бизнес – это творчество от начала до конца. Ты же берёшь и создаёшь что-то уникальное, чего раньше никто не делал. Даже если ты просто киоск открыл – ты его по-своему покрасил, полки поставил, другую продукцию на них. Всё делаешь под углом своего мышления. Я считаю, что все бизнесмены – это творческие люди, просто разный масштаб. 

Likes: Но ведь многие творческие люди очень неорганизованные, а бизнес этого не прощает. Как Вы это совмещаете? Как находите золотую середину?

А.В.: Я не знаю. Могу это объяснить только тем, что я таким родился. Меня ведь тоже никто не учил этому.

Likes: Самое любимое место в лайфстайл-центре «Башкирия»?

А.В.:  «Дом пионеров» вечером. Когда идёшь, а там детишки. Кто-то плачет, что у него что-то не получается, кто-то стишок забыл. Недаром мой офис там находится. Я получаю энергию от этого места, мне не стыдно сказать, это энергетика от 300 детей – дрожь по телу, от их эмоций. И сам понимаешь, что ты им эти условия создал.

Likes: А где Вы с удовольствием кушаете?

А.В.: Конечно, в «Центре плова».

Likes: В каком месте назначили бы свидание?

А.В.: Свидание назначил бы на этой аллее.

Likes: А деловую встречу?

А.В.: У себя в офисе. У нас там атмосфера другая, располагающая к творчеству. Можно было просто всё забить икеевской мебелью. И у меня нет кабинета, я сижу со всеми. «Оупен спейс».

Likes: Чего не хватает Вашему торговому центру сейчас?

А.В.: Я не совсем понимаю более крупных арендаторов. Мы, например, приходим в «Zara», спрашиваем: «Почему вы нас не рассматриваете?». Потому что у вас нет федеральных сетей. Странный подход. Хотя, если бы приехал владелец «Zara» или другой крупной сети и увидел бы наш центр, он бы сказал «садимся» без разговоров. Я уверен в этом. Это, конечно, дело времени. У меня нет задачи заработать на этом объекте быстренько лет за пять. Я устойчивый человек, у меня свои ценности. Я хочу жить в России, мне здесь нравится, хочу здесь развиваться, хочу что-то создавать для общества. Я как депутат работаю. Вот сейчас занимаюсь новым граффити на фасаде в Сипайлово с портретом Надежды Ковшовой на одноимённой улице. Я хочу оставлять такие следы.

Likes: Что уникального в Вашем лайфстайл-центре, чего нет у других, чем он отличается?

А.В.: «Дом пионеров», «Гагарин-центр», Event Hall, «Базар», МФЦ.

Likes: И всё это не торговля. Но ведь это сложно будет монетизировать?

А.В.: Почему, но есть же другие арендаторы. Но при этом мы сохраняем невысокую арендную ставку относительно ставки в городе. Она в среднем менее тысячи рублей за квадратный метр. Для текущего уровня развития экономики в Республике это нормальная цена.

Likes: Что самое важное в управлении торговым центром?

А.В.: Очень важно, чтобы собственник торгового центра жил в этом городе. Пример – «Июнь». Пустые площади, это, в том числе, результат инертности в принятии решений. Собственник не видит свой продукт, свой бизнес. Он его не чувствует. Для этого сюда надо хотя бы приезжать. «Аркада», «Ультра». У них у всех инвесторы где-то далеко, не в Уфе. Они считают, что менеджер всё сделает, но это не работает.

Likes: С «Планетой» и «Мегой» же работает.

А.В.: Это абсолютно другой уровень. Это надо понимать.

Мы заходили на рынок за меньшие деньги. Строишь с душой, строишь с концепцией – тратишь меньше денег.

Likes: Вы готовы стать из районного торгового центра городским?

А.В.: Чего-то пока не хватает. Не понимаю, чего. Будем думать. А, может, мы ничего не будем делать. Иногда лучше быть хорошистом, чем кому-то что-то доказывать. Пока нас всё устраивает. У нас есть концепция, мы по ней идём, посещаемость растёт в два раза каждый год.

Likes: Но ведь её рост когда-то остановится.

А.В.: А это второй вопрос. Необходимо бороться, чтобы люди возвращались к тебе.

Likes: Как депутат, каких строек Вы бы хотели больше видеть в Уфе?

А.В.: Интересный вопрос. Мне понравилось, что в Казани сделали единую дирекцию парков культуры и отдыха. Выработка единой концепции, единое финансирование и реализация. У нас много молодых людей в Уфе, которые занимаются той же урбанистикой. Их необходимо объединить в команду для создания ценностей. Просто построить торговый центр – это уже не ценность. Сделать, например, хороший парк из парка Лесоводов, а не просто дорожки для бега. Придумать что-то ещё уникальное, объединить это в общую концепцию. Поставить задачу такую, чтобы у нас парки стали самыми лучшими в России. Вот это ценность. Например, Парк Горького с его уникальным катком. Представьте, что подобный каток сделали бы в парке Лесоводов. Туда вся Уфа ездить будет.

Likes: Но ведь это идет от того, что у Уфы нет ни концепции, ни стратегии развития?

А.В.: Нет концепции, нет плана развития. Даже если и есть, то отсталый, и ещё не знаю, сколько лет нужно, чтобы привести его в норму. Фактически, город живет без бизнес-плана.

Несмотря на несколько печальное окончание нашего разговора, у меня, наоборот, оптимизма по отношению к Уфе прибавилось. Да, концепция развития лайфстайл-центра «Башкирия» идёт не по классическим канонам торговых площадок. Он вообще идёт каким-то своим путём. Кто-то назовёт это местечковостью, Артур Валерьевич скажет, что это душевность. Я считаю, что районный центр (и даже городской) может себе позволить такой путь. Важно, что он по этому пути идёт и сворачивать не собирается. Это непростой путь, но и не тупиковый.

Самое главное – я понял, что этому торговому центру не хватило правильного рекламного позиционирования в городе. У него есть легенда, состоящая из нескольких эпох его существования. Эту тему и необходимо развивать в рекламе этого центра. Тогда и все арт-объекты внутри заиграют по-другому. Надеюсь, эта статья заложит правильный вектор.

А такую площадку, как Event Hall, необходимо развивать ещё активнее и, может, даже агрессивнее. Это шанс хоть ненадолго, эпизодически, становиться некогда легендарному центру, местом городского масштаба.


Другие новости
Приемная депутата онлайн
Депутат Горсовета Артур Хазигалеев проводит прием граждан
в последний четверг каждого месяца.​ Встреча начинается в 18:00.
Онлайн-трансляция ведется только во время приема.

Записаться на прием к депутату можно по телефону +7 (347) 266-21-39.